«Мы» Е. И. Замятина роман. Многие тысячелетия в сердцах людей живет наивная вера в то, что можно построить или найти такой мир, в котором все будут одинаково счастливы. Реальность же всегда была не настолько со­вершенной, чтобы не находилось недовольных жизнью, и стремле­ние к гармонии и совершенству породило в литературе жанр уто­пии.

Наблюдая за непростым становлением молодой Страны Сове­тов, предвидя жестокие последствия ее многочисленных ошибок, возможно, неизбежных при создании всего нового, Е. Замятин со­здал свой роман-антиутопию «Мы», в котором еще в 1919 году хо­тел предупредить людей об опасностях, грозящих человечеству при допущении гипертрофированной власти машин и государства в ущерб свободной личности. Почему антиутопия? Потому что мир, созданный в романе, гармоничен лишь по форме, на самом же деле перед нами предстает совершенная картина узаконенного рабства, когда рабам еще и вменяется в обязанность гордиться своим поло­жением.

Роман Е. Замятина «Мы» — грозное предупреждение всем, меч­тающим о механической переделке мира, дальновидное предска­зание грядущих катаклизмов в обществе, стремящемся к едино­мыслию, подавляющем личность и индивидуальные различия меж­ду людьми.

В облике Единого Государства, предстающего перед нами на страницах романа, легко узнать две будущие великие империи, сде­лавшие попытку создания идеального государства, — СССР и Тре­тий рейх. Стремление к насильственной переделке граждан, их со­знания, моральных и нравственных ценностей, попытке изменить людей в соответствии с представлениями власть имущих о том, ка­кими они должны быть и что им нужно для счастья, обернулось для многих настоящей трагедией.

В Едином Государстве все выверено: прозрачные дома, решив­шая проблему голода нефтяная пища, униформа, жестко регламен­тированный распорядок дня. Кажется, неточностям, случайнос­тям, упущениям здесь нет места. Все мелочи учтены, все люди рав­ны, потому что одинаково несвободны. Да-да, в этом Государстве свобода приравнивается к преступлению, а наличие души (то есть собственных мыслей, чувств, желаний) — к болезни. И с тем и с другим усиленно борются, объясняя это стремлением обеспечить всеобщее счастье. Не зря Благодетель Единого Государства спра­шивает: «О чем люди — с самых пеленок — молились, мечтали, мучились? О том, чтобы кто-нибудь раз и навсегда сказал им, что такое счастье, — и потом приковал их к этому счастью на цепь». Насилие над личностью маскируется под видом заботы о людях.

Однако объективный жизненный опыт и примеры истории, которыми особенно насыщен был бурный XX век, показали, что государства, построенные по подобным принципам, обречены на разрушение, потому что для всякого развития необходима свобода: мысли, выбора, действия. Там, где вместо свободы — одни ограни­чения, где в стремлении обеспечения всеобщего счастья угнетается независимость отдельных людей, — там не может возникнуть ни­чего нового, а остановка движения здесь означает смерть.

Есть еще одна тема, затронутая Замятиным в начале XX века, которая особенно созвучна нашим сегодняшним экологическим проблемам. Государство в романе «Мы» несет гибель гармонии жиз­ни, изолируя человека от природы. Образ Зеленой Стены, наглухо отделившей «машинный, совершенный мир — от неразумного…

мира деревьев, птиц, животных», — один из самых угнетающих и зловещих в произведении.

Таким образом, писатель пророчески сумел предупредить нас о проблемах и опасностях, которые грозят человечеству с его ошиб­ками и заблуждениями. Сегодня мир людей уже достаточно опы­тен, чтобы суметь самостоятельно оценить последствия своих дей­ствий, но мы видим, что в реальности человек зачастую не хочет задумываться о будущем, извлекая максимальную выгоду из насто­ящего И мне иногда становится страшно от нашей беспечности и недальновидности, ведущей к катастрофе.